Почему на моих обложках нечитабельный текст

Возможно, вы замечали, что текст на моих обложках плохо читается. Так и есть.
Сначала покажу примеры, затем объясню, почему делаю именно так.

Если не замечали, то смотрите.

Эти обложки не в порядке

Здесь текст красным по красному. Автор явно не в себе.

«Параллельная структура статьи»
«Параллельная структура статьи»

А тут жёлтым по белому. Тоже плохо.

1malena-1
«Это не помогает: фразы в письмах, которые мешают публиковаться в СМИ»

Вот мелкий текст придавлен автомобилем. Приходится всматриваться, потому что надпись борется за внимание с испепелённой травой, татухами, псом и каблуками. Безумие.

dog
«Колонка, особенности формата»

Оранжевая надпись в бело-оранжевом окружении. Еще и меркнет на фоне страдающей гримасы. Тут уж точно не до текста.

теперь красиво копия
«Критерии качества статьи»

Малюсенькие буковки. Хоть и жёлтые на тёмном фоне, но без напряжения не прочтёшь.

sequo
«7 самых частых ошибок авторов»

Раньше я делал читабельно, но отклонение от нормы уже прослеживалось. Смотрите, вроде бы лучше, но очевиден конфликт текста с фоном.

speclst-economist
«Как The Economist привлекает платящих читателей»

Святые угодники. Бывало и читабельно.

runet-fallout
«„Рунет“ пишем с маленькой буквы»

Тут обилие деталей подавляет текст. Глаза разбегаются.

mobile-speclst
«Мысли о мобайле на примере трёх сотен»

Моя прелесть: слово «светлее» чёрным по черному. Будь там слово «темнее», сделал бы белым по белому.

nezheliblya
«О слове „нежели“ и неестественном тексте»

Добрались до первого звоночка тайного пристрастия. Зацените текст. Его вроде бы и нет, но он есть.

cyom
«О заголовке ради заголовка: когда пишут „вместо вывода“»

Форма обложки. Игра с вниманием

Нечитабельный текст на обложках — игра с вниманием.

В моём блоге обложки выполняют роль украшений, они не иллюстрируют содержания заметок. Текст на них — второстепенная деталь. Второстепенная до тех пор, пока не привлекла внимание.

С этой деталью что-то не так — текст нечитабельный — это изъян, а глаз цепляется за изъяны. Можно отмахнуться и не обратить внимания, но если обратили — придётся фокусироваться. Довольно сложно читать красное по красному и жёлтое по белому.

Получается, что текст обращает на себя внимание как раз благодаря небезупречной форме.

Глаз цепляется за неудобную форму → внимание усиливается → фраза читается осознанно. Заложенные аллюзии оживают.

Картинка обретает смысл.

Содержание обложки. Аллюзии

Вот обложка, на ней фраза «В походе. Перезвоню». В походе, потому что Крестовый поход, перезвоню — забавно, средневековье ведь. Еще фразу «Перезвоню» часто произносят те, кто не перезванивает. Сценарий ищет развития.

mobile-speclst
«Мысли о мобайле на примере трёх сотен»

Другие картинки несут несколько смыслов. Вот тут десяток аллюзий. О чём именно подумает читатель — не угадать. Тут отсылки не только к «Малене».

1malena-1
«Это не помогает: фразы в письмах, которые мешают публиковаться в СМИ»

Почему я так делаю

Для меня это развлечение. Писать в блог — мой отдых.

Еще мне нравится, что приём очевиден не каждому, а может даже оказаться, что это и не приём вовсе, а моё заблуждение. Тем не менее, такие обложки формируют лицо блога — обёртку.

Еще я верю, что кто-то найдёт пусть и одну, но близкую ему аллюзию, и улыбнётся. Такое случается, а я радуюсь.

Чудаковатый писатель не обязательно талантлив

Статья для тех, кто ищет или будет искать автора коммерческих текстов.

Существует мнение, что талантливые писатели странноватые: социопаты, неуравновешенные или алкоголики. Срывают сроки, но если уж дождался от них текст — это будет лучший текст.

Рассказываю, почему чудаковатость писателя — не показатель профессионализма или таланта.

 

Заблуждение: Чудаковатый писатель — хороший писатель

На этот текст меня вдохновил пост руководителя агентства копирайтинга. Она рассказала о проблемном, но талантливом писателе технических текстов.

sss

И вывод:

fb_post_genius_writer

 

Этот пост показывает, как культивируют два заблуждения о писателях:

  1. Писать текст — это невообразимо творческое дело, недоступное обывателю.
  2. Писатели не от мира сего, а поэтому им нужны препараты или допинг.

Объясняю, что здесь не так.

 

Первая ошибка: Текст — творчество, недоступное обывателю

Творчество — не синоним чудаковатости. В мире много адекватных ученых, архитекторов и первооткрывателей. Их профессии творческие.

Написать коммерческий текст — творческая задача, но она не сильно отличается от переговоров с клиентом. Обе задачи требуют сбора, анализа и выдачи информации в понятном виде. Продать — настолько же творческая задача, как и написать коммерческий текст.

У профессионального автора методы работы отточены — он знает последовательность шагов для достижения результата. Здесь не место хаосу и скитаниям из разряда «с чего начать». Не обязательно мыслить нестандартно, важнее соблюдать процесс. Это навык.

 

Отдельно о потоке сознания. Часто за чудаковатость принимают рассеянность и склонность изъясняться непоследовательно, отвлекаясь на сторонние темы. На самом деле это поток сознания — одна из причин плохих текстов.

В примере из скрина, писатель Николай прямо в тексте отвлекается на размышления о политике. Это что угодно, но точно не нормально для коммерческого писателя и редактора. Гениальность — это когда делают необычно, но хорошо.

Я убежден, что если человек объясняется пространными фразами, растекается мыслью по древу и отвлекается от темы — полезный, структурированный и простой для восприятия текст он не напишет.

Знакомые мне коммерческие писатели говорят по делу. Нет ни одного с бросающимися в глаза странностями. Возможно, кто-то из них не просыхает, а кто-то — в депрессии, третий — бегающий по утрам вегетарианец, но каждый пишет сильные коммерческие тексты и полезные статьи.

Еще я знаю писателей, которые объясняются пространными фразами и считают, что собеседник должен сам раскусить подтекст. Их тексты невнятные и без структуры. Часто такие писатели уделяют внимание «своему узнаваемому стилю» и ранимы к критике. Кто-то из них также не просыхает, а кто-то — бегающий по утрам вегетарианец. Это не спасает их тексты.

Образ жизни и жизненные установки писателя не определяют качество текстов.

 

Вторая ошибка: Писатели на препаратах и допинге — обычное дело

Я помню школьных учителей, которые сидели на успокоительных препаратах, потому что терпеть поведение детей сложно. А еще у меня были преподаватели, которые вели уроки под градусом.

Нервные срывы бывают у представителей каждой профессии: учителей, банкиров, редакторов, футболистов. Допинг нужен тем, кто мало отдыхает и поэтому не справляется с работой. Препараты или алкоголь не делают человека профессионалом.

Один коммерческий писатель пишет текст под абсентом, другой — трезвым. Профессионализм каждого отдельного писателя не зависит от того, не просыхает он или ведет здоровый образ жизни.

Пьяный менеджер не заключает больше сделок, а пьяный писатель не пишет лучше других.

Кому-то помогает алкоголь, другим — спорт и сериалы. Каждый расслабляется по-своему.

Мозг человека склонен выдавать крутые идеи, когда не ждут: во время легкого опьянения, отдыха на море, после секса или в душе. Писатель в этом плане не отличается от предпринимателя, столяра или юриста.

Ко мне часто приходят идеи, когда я прогуливаюсь или принимаю ванну, и негде записать. Чем дальше от ноутбука, тем больше идей.

Хороший коммерческий писатель может быть алкоголиком, но это не значит, что другой алкоголик-писатель — пишет хорошо.

 

Поэтому: Чудаковатость — не показатель профессионализма

Не думайте, что странный писатель окажется талантливее других авторов. Судите об авторе по его текстам и отзывам предыдущих заказчиков.

Неважно, насколько странно поведение писателя, если он

— Понимает, как работает бизнес и какую задачу выполняет текст.

— Умеет собирать и структурировать информацию.

— Делает работу в срок и не пропадает.

— Не переоценивает силу текста: текст бесполезен, если продукт никому не нужен или продавцы грубят клиентам.

Если вы нашли такого писателя, — вам повезло. Кажется ли он вам странным — не важно.

Нельзя оценивать профессионализм писателя по его чудаковатости.

Не делайтесь профессиональным писателем слишком рано

Илья Красильщик, издатель «Медузы», поделился находной.

Книга о писательском ремесле от 1930 года начинается так:

14089171_10155211145743327_3891516312529121160_n[1]

Пожалуй, это лучшее вступление.

Получи профессию — затем пиши по делу.

Как у меня угоняли статью

Я часто беру комментарии экспертов для статей, поэтому сталкивался с разным: затягиванием сроков, страхами и неуверенностью, попытками сделать скрытую рекламу. Это обычные рабочие моменты, но в этот раз пришлось иметь дело с кражей.
Расскажу подробнее.

Как это было

Для статьи в блог Тильды я искал экспертов в теме CRM, — программах для управления продажами. Нужные люди быстро нашлись, но еще решил поискать истории неудач с CRM, чтобы предостеречь читателей от ошибок. Спросил об этом в Фейсбуке.

В тот же день получил такое сообщение:

crm_02

Вопрос показался странным, потому что ответ был в моем посте. Но я повторил и рассказал детальнее о готовящейся статье. Объяснил структуру, чтобы не было подозрений в злом умысле.

Оказалось, что собеседник профессионально внедряет CRM в типографиях. Договорились, что он ответит на три вопроса в гугл-доке, ссылку на который я ему отправил.

Неожиданный поворот: вместо ответов, статья в блоге эксперта

На следующее утро я получил такое сообщение:

crm_03
Автор почему-то пишет SRM, СРМ, но не CRM

Собеседник опубликовал статью в блоге своей компании, взяв за основу мои вопросы и структуру готовящейся статьи. Я не уверен, что это был осознанный поступок. Возможно, эксперт не замышлял ничего некрасивого и ему не хватило понимания работы с медиа.

Получилось плохо: без фактов, исследований и примеров из жизни. Такие ответы для своей статьи я бы не взял. С другой стороны, мы могли бы попробовать выжать пользу из таких ответов, чтобы они попали в статью. Но он сделал свой выбор.

Так эксперт лишился возможности получить публикацию в блоге Тильды, статьи которого набирают под тысячу лайков и шеров.

Какой из этого вывод

Если вы коммерческий писатель и берете комментарий эксперта.

Доверяйте внутреннему чутью. Если при знакомстве вы чувствуете неладное, не развивайте отношения.

Оцените трудозатраты и время на переговоры с респондентом и решите, стоят ли они той информации, которую вы получите. Такое чутье приходит с опытом.

В то же время, если вы пишете сильные тексты, не стоит бояться воровства идей и структуры статьи, потому что подражатель напишет не так, как вы.

Если вы эксперт и даете комментарий журналисту.

Если пообещали дать комментарий — дайте комментарий. Договорились ответить устно — ответьте устно, договорились в гугл-доке — в гугл-доке. Не хитрите.

 

А вот моя статья — «Как выбрать CRM и не наделать ошибок».

Для вдохновения: видеоролик и статья о страхе белого листа

Замечательный видеоролик о страхе белого листа — писательском ступоре. Всего четыре минуты, а сколько эмоций.

О причинах и истории изучения писательского блока написала Мария Иванова для «Теорий и практик»:

— Писательский ступор — не приговор, а всего лишь издержка профессии.
— Впервые писательский ступор описал австрийский психоаналитик Эдмунд Берглер в 1947 году.
— Авторы куда прагматичнее, чем хочется думать.
— Первый твит Стивена Кинга: «Наконец-то я в “Твиттере” — и не могу придумать, что сказать. Хороший же я писатель».
— Присказка «в здоровом теле — здоровый дух» актуальна и в отношении проблемы писательского ступора.
— Следует различать авторов, подверженных писательскому ступору, и тех, для кого мучительный поиск слов становится особенностью творческой манеры.
— Писательский ступор не то же самое, что творческий кризис.

Статья «Писательский ступор: где искать слова, если их нет».

О способах борьбы с писательским блоком я еще напишу.

Как у меня не получилось взять комментарий для статьи: причины и выводы

Осенью 2015-го я добивался комментария от главы национальной казахстанской ассоциации, которую не имею права называть из-за договора о неразглашении.

Тогда я глубоко копал законы для аналитической статьи. Были приняты важные поправки.

Чтобы получить полную картину ситуации, я общался с представителями всех сторон «конфликта». Захотел взять комментарий у главы национальной ассоциации. Ассоциация представляет интересы всего рынка. Озвучив свою позицию, он мог занять определенную сторону конфликта. Поэтому мне было интересно его услышать.

Пообщались плохо

Я отправил респонденту электронное письмо и получил положительный ответ. Интервью будет, но по телефону, а созвониться не получилось.

Каждый раз в трубке я слышал «Занят, наберите через два часа». Через два часа снова было «через два часа». Так продолжалось три дня. Поняв, что я намерен продолжать звонки, все-таки поговорили.

Пообщались грубо. Глава ассоциации сказал, что украинец не должен писать статью о рынке Казахстана, и положил трубку. Я знал, что ему не нравится, что приезжие украинцы занимают топ-должности в казахстанских компаниях, и что украинские компании открывают представительства в стране. Но я не ожидал, что услышу такое.

Тема статьи не касалась политики. Но, как оказалось, в Казахстане политика касается всего: от бизнеса до развлечений.

Я думаю, что респондент решил выждать паузу и не делать заявлений об изменениях в законе. Но аргументировал это таким неуклюжим способом.

really
Моя реакция на аргумент о национальности

Другие представители рынка дали интервью без проблем.

Зато выводы хорошие

— Влиятельные люди тоже имеют субъективную позицию по ряду вопросов. Не стоит ожидать, что каждый человек беспристрастен и профессионален в суждениях и действиях;

— Респондент может использовать приземленный или абсурдный повод прекратить общение для сокрытия истинных причин отказа;

— Если человек три раза переносит звонок, скорее всего, он не хочет общаться. Подумайте, необходимо ли выводить такого респондента на чистую воду, и готовы ли тратить время на это. Также учтите, каким образом ситуация отразиться на дальнейшем общении.

 

А статья удалась: задела резонансную тему и получила публикации в главных новостных изданиях страны.