Медиа

«Я устал». Почему они увольняются из редакций

Медиакритик Отар Довженко перечислил типы редакций с повышенной вероятностью увольнений, озвучил причины ухода сотрудников и дал несколько советов, как создать комфортные условия работы. Колонку «Почему мы теряем людей» на украинском языке читайте на MediaLab.Online, а я публикую адаптированный перевод.

***

Один из главных мифов о викингах — якобы они совсем не боялись смерти в бою. На самом же деле викинги избегали столкновений, если не имели явного превосходства. Воины были ещё и гребцами, и если часть гребцов погибнет, корабль вообще не поплывёт, — погибнут и выжившие члены команды. Поэтому лидеры делали всё, чтобы не терять людей.

Считать, что увольнение сотрудника редакции — это не страшно, ведь рынок переполнен журналистами и журфаки ежегодно штампуют несколько тысяч новых журналистов, — фатальная управленческая ошибка. Многие медиапроекты тонут или плохо плывут как раз потому, что гребут там не те, кто должен.

Команде сложно работать эффективно, если её члены постоянно меняются. Конечно, существуют издания, в которых костяк команды не меняется десятилетиями. Но в большинстве известных мне изданий редакция обновляется почти полностью каждые два–три, максимум пять лет.

Узнай свою редакцию

Существует пять типов редакций, в которых текучка кадров выше относительно других.

Каторга. Условия работы ужасны. Зарплаты маленькие и нерегулярные, объём работы непомерный и ненормирован. Руководство отчитывает, штрафует и унижает, потому что верит в силу негативной мотивации. Надолго в таких редакциях задерживаются мазохисты, люди, способные работать в условиях непрекращающегося стресса и умеющие абстрагироваться от прессинга, а также те, кто находит в этом вызов — что-то наподобие зимнего покорения горы. Другие же, разобравшись, быстро уходят, из-за этого менеджмент научился выжимать из новых кадров максимум и как можно быстрее.

Курорт. На редакцию свалилась куча денег — грант или дотация от владельца. Деньги нужно «освоить», поэтому менеджер ищет знакомых, которым хочет помочь заработать. Сотрудникам предлагают синекуру, которой с удовольствием пользуются паразиты. Ответственные же, поняв, что издание существует без цели и результаты их работы никому не нужны, уходят.

Конвейер. Обязанности сотрудников максимально формализованы и продуманы так, чтобы их мог выполнять кто угодно. Часто так бывает в информационных службах телеканалов: если в один день они поменяются корреспондентами, зрители вряд ли это заметят. Люди превращаются в функции — в редакции работают не Вася, Галя Аня и Сильвестр, а «новостник», «выпускающий», «редактор колонок» и «специалист по водоканалу». Такую работу легко бросить, когда в соседней редакции предлагают слегка бóльшую зарплату.

Коммуна. Вертикали власти нет. Решения принимаются коллективно, задания каждый придумывает себе сам, сферы ответственности и обязанности распределены как попало, а за их исполнением никто не следит. Магия горизонтального взаимодействия перестаёт работать, когда исчерпывается энтузиазм и журналисты осознают, что зарплату им тоже никто не гарантирует.

Семья. Взаимодействие в редакции построено на личных отношениях. А дальше — каждая семья несчастна по-своему. Где-то старшие угнетают младших, где-то разрастается патологический культ личности главного редактора, где-то журналистов заставляют работать чересчур много, давя на чувство вины. Часто редакция разделена на основной состав, который пользуется привилегиями членов семьи, и новичков, большинство из которых не выдерживают атмосферы тоталитарной секты и побыстрее убегают.

Почему сотрудники увольняются

Самые распространённые причины ухода журналистов.

Жизненные обстоятельства. Переезд в другой город или страну, беременность, болезнь, пострижение в монахи… Иногда это настоящие причины, иногда — лишь повод.

Слишком мало денег. В Украине журналистика — одна из наименее прибыльных профессий [Касается всех постсоветских стран — прим. Ред.]. Возможно, зарплата и не ниже, чем в изданиях-конкурентов, но жить на эти деньги всё равно невозможно. Тогда люди меняют профессию или едут в столицу, где зарплаты выше.

Им предлагают лучшие условия. Не обязательно больше денег, возможно — должность с более презентабельным названием, более интересную тематику, возможность время от времени брать выходной. Иногда человека удаётся удержать, обеспечив ему такие условия — до следующего раза.

Работать неинтересно. Как в старом анекдоте: купил мужик ёлочные игрушки, и вернулся возвращать их в магазин — бракованные, якобы. Почему бракованные? Да, не радуют что-то. Понять суть этого «неинтересно» можно только детально, откровенно и без претензий пообщавшись с журналистом. Часто руководители этого не делают.

Нет развития и карьерных перспектив. Человек осознаёт, что больше ничему тут не научится, что получил максимум опыта из этого места, упёрся в стеклянный потолок, так что для профессионального роста пора менять работу.

«Засиделся на месте, хочу перемен» — не карьеристский, а чисто экзистенциальный мотив, который возникает у сотрудников, которые работают хорошо, но изо дня в день делают одно и то же.

Недопонимание с руководством. Претензии и конфликты, невыполнимые дедлайны и неподъёмные задания, нотации и дисциплинарные наказания — показатели того, что люди не подходят друг другу. Иногда это несовместимость ценностей, но чаще следствие плохо отлаженной коммуникации.

Нездоровая атмосфера в редакции. Психологический дискомфорт журналиста может вызывать не только руководство, но и редакция в целом. Ссоры, враждебность, недостаток взаимодействия или просто ощущение, что окружающие люди ему не подходят. Разрушительное влияние на моральный дух имеет, например, присутствие в ньюсруме редакционных нахлебников, которым позволено работать вполсилы.

Необъяснимая неусидчивость. Существует загадочная сила, которая заставляет людей, особенно молодых, менять работу без причины. Такое ощущение, что они боятся прилипнуть к месту или упустить все остальные варианты, остановившись на одном. Такие потери самые досадные, потому что нелепые: человек увольняется, хотя мог бы остаться, всего же хватает…

Укоренить силой человека, который боится и избегает укоренения, вы не сможете. Если вы понимаете, что перед вами перекати-поле, лучше сразу обозначить временные рамки сотрудничества. Мол, поработаешь полгода и катись на здоровье… Или оставайся, если захочешь.

Что делать, чтобы не увольнялись

Лучший способ удержать сотрудника — создать условия, при которых он не задумается об увольнении. Главный ключ к этому — общение.

Не отдаляйтесь. Редактор, сидящий в отдельном кабинете и вызывающий подчинённых к себе, будет наслаждаться особенным статусом и комфортом… И будет чаще терять людей. Место редактора — рядом с журналистами, ведь так можно непрерывно взаимодействовать и знать, чем сотрудники живут. А не только контролировать их.

Меньше совещаний, больше личного общения. Редакционная летучка, на которой все по очереди отчитываются редактору, а большинство попусту тратит время, — репрессивный, утомляющий и вредный формат. Поговорив так несколько часов, редактору кажется, будто он выполнил план. Но только при разговоре сам на сам человек озвучит, что его беспокоит на самом деле.

Чаще спрашивайте, о чём думают коллеги, как они себя чувствуют. Так вы не упустите недовольства, разочарования, напряжения и конфликтов. В идеале отношения с каждым членом команды должны быть такими, при которых сотрудник не будет бояться говорить даже то, о чём шефу неприятно слышать.

Поощряйте инициативу и инновации. Важно выслушивать все идеи, а наиболее продуктивные — внедрять.

Хвалите всегда, когда есть за что. Один редактор, который не хвалил подчинённых, объяснил мне: «Если буду хвалить людей за хорошие материалы, они будут считать, что это большое достижение. А я хочу, чтобы такие материалы были нормой». Нет. Без обратной реакции люди выгорают, чувствуют себя недооценёнными, становятся несчастными. Конечно, похвалу не стоит выдавливать из себя силой, но признать, что работа сделана хорошо, не очень-то сложно.

Если можно не ругать, не ругайте. Жизнь редакции невозможна совсем без конфликтов, и каждый руководитель время от времени проводит неприятные разговоры с подчинёнными. Но периодические моральные подзатыльники, чтобы не расслаблялись, или поучительная публичная экзекуция над провинившимся на глазах у окружающих — худшее, что можно придумать для сохранения команды. Это подталкивает к увольнению не только того, кого отчитывают, но и тех, кому неприятно за этим наблюдать. Замечания и выяснение отношений — только тет-а-тет.

Позволяйте менять амплуа. Есть редакционные функции, которые утомляют — например, работа на новостной ленте. Не каждой редакции удаётся найти усидчивого новостника, который выдержит в таком ритме хотя бы год. Если журналиста тяготят его задачи, но он не против остаться в команде, предложите временно заняться другими темами или форматами.

Позволяйте брать перерывы. Если у человека проблемы личного характера, болеет или хандрит, а до отпуска ещё далеко, лучше отпустить его отдохнуть на пару дней, чем потерять насовсем.

Предлагайте другие форматы сотрудничества. Журналиста, который больше не хочет работать в редакции, можно превратить во внештатного корреспондента, предложить вести спецпроект или любой другой формат для сохранения хороших и взаимовыгодных отношений. Если ситуация изменится, возможно, его удастся вернуть в штат.

И вообще: давайте человеку понять, что он важен. Что без него корабль не поплывёт. Мне кажется, что именно ощущение нужности, своего места в команде, своей роли, необходимой для достижения общего результата, может стать прививкой от необъяснимых причин ухода ценного сотрудника.

tumblr_ouw08b1qc81srvtu1o1_540