Как перечислять спикеров конференции в статье

Когда пишем статью по следам прошедшей конференции, не обязательно объяснять, о чем была конференция. Это должно быть понятно из названия публикации.

Чтобы подчеркнуть важность конференции, иногда авторы перечисляют известных спикеров в начале статьи. Но перечислять не нужно, лучше проиллюстрировать фотографией с узнаваемыми лицами.

Плохо.

Собрали главные тезисы спикеров конференции «Технологии в медиа и Википедия».

На конференции выступили 70 экспертов в отрасли медиа, дизайна и маркетинга. Среди которых: <имя и регалии эксперта>, <имя и регалии эксперта>, <имя и регалии эксперта>, <имя и регалии эксперта>, <имя и регалии эксперта>, <имя и регалии эксперта>, <имя и регалии эксперта> и другие.


Хорошо.

Собрали главные тезисы спикеров конференции «Технологии в медиа и Википедия».

Участники мероприятия

Добавлять и текст и фото не нужно, — заменяйте текст фотографией.

Почему

Фотографии привлекают внимание.
Бывает, что читатель не знает имен экспертов, зато узнает их в лицо.
Меньше текста — ближе к сути. Не мучайте читателя вступлениями.
Фотография нагляднее текста.

Если автор готовит статью по следам мероприятия, я прошу использовать фотографии. Еще я напоминаю автору, что читателям интересно не само мероприятие, а что там произошло.

Пиар и отвага: история с оливками

Я работаю в издании Cossa.ru. Мы пишем об интернет-маркетинге, но регулярно получаем письма не по теме.

В этот раз об оливковом масле.

PR-01 копия
Обратите внимание, что в поле «кому» длинный список получателей

Я попросил удалить наши адреса из рассылки.

PR-02 копия
Попросил присылать новости по теме издания

Через семь дней получил ответ.

PR-03 копия
К письму прикреплен пресс-релиз

К письму прикреплен новый пресс-релиз: о том же, но другими словами.

Пиарщики не смотрят, куда отправляют новость

Иногда пиарщики не смотрят, в какое издание отправляют новость. При этом переписывают пресс-релизы и продолжают работать вхолостую, отнимая время и деньги окружающих. Я не знаю, что автору помешало зайти на сайт и увидеть, что мы не публикуем новости о кулинарных рецептах на оливковом масле.

Чаще всего так ошибаются сотрудники пиар-агентств.

Это был пример, как не надо делать.

Как делать

Присылайте новости по теме издания. Это экономит время пиарщика и издания.

Если пиарщики воспользуются этим советом, издания будут чаще публиковать их новости.

На обложке картина Винсента Ван Гога «Собирая оливки», декабрь 1889 года.

Рецензия на книгу Николая Кононова «Автор, ножницы, бумага: как быстро писать впечатляющие тексты»

Утверждать, что существует какой-то врожденный писательский талант, — это как утверждать, что для починки обуви нужен врожденный талант. Вроде бы и да, но не совсем. Писательство — ремесло, которому нужно учиться. Об этом рассказывает Николай Кононов в книге «Автор, ножницы, бумага: как быстро писать впечатляющие тексты».

Чтобы узнать автора получше, почитайте выдержку из интервью для медиаисследования.

Собирался купить, но издательство «Манн, Иванов и Фербер» любезно предоставило книгу на рецензию.

awtoк-nozh-bumaga

Сразу скажу, что эта книга не для всех: она для увлекающихся журналистикой и тех, кто хочет писать длинные рассказы. При этом у неё довольно высокий порог входа: за нее не стоит браться тем, кто еще не научился оформлять мысли в понятный текст. При неправильном прочтении высока вероятность развития графомании.

Еще эта книга не для тех, кто хочет получить четкие инструкции.

Можно 100500 раз повторить, что текст нужно упрощать. Но это бессмысленно без 100500 примеров упрощения текста.

Не подумайте, что в книге нет примеров, — они есть, но они выполняют скорее вспомогательную функцию для тех, кто схватывает информацию на лету.

Структура

Понравилась понятная структура: 14 шагов по ступеням писательского мастерства, каждый раздел подытоживает тезисная выжимка — это хорошо. Но я не понял структуру повествования внутри каждого из разделов: иногда я терял ход мысли. В одном разделе заложено две главные мысли, в другом пять, в третьем — одна. Не хватает понятного деления и акцентов внутри глав.

Для рецензии я собирался выбрать по одному тезису из каждой главы, но понял, что так не получится — слишком много важных мыслей в каждой главе. Не уверен, что это хорошо: создается ощущение насыщения информацией, но на деле фокус внимания размывается. При этом один раздел может быть насыщен практикой, а другой объяснением общих принципов.

Вот поэтому мне нравится, что в конце каждой главы есть блок с выжимкой главного.

Снимок экрана 2017-03-29 в 13.10.27
Разворот с итогами главы

Содержание

Глава 1.

Кононов затрагивает важную тему, которую часто замалчивают: чтобы писать — нужно разрешить себе писать. Он доносит эту мысль деликатно, но доходчиво.

_____
«Никто не может дисквалифицировать вас как автора. Потому что автор — далеко не всегда эксперт. Это рассказчик».
_____

При этом автор акцентирует внимание, что писать нужно не обо всем подряд, а о том, что важно для вас или ваших читателей. Читателя не обмануть, он чувствует, где нечто осмысленное, а где пустота.

Я обратил внимание, что Кононов уделяет внимание не столько практическим навыкам, сколько психологической подготовке писателя. Но при этом дает важные практические советы.

_____
«Если вы не можете сформулировать тему в двух притягивающих внимание читателя предложениях, значит, что-то не так».
_____

Глава 2.

Тут о работе с источниками информации: почему важно, от кого приходит информация, и как проверить достоверность.

_____
«Пожалуй, только фантаст — да и то редкий — конструирует мир с нуля. Мы же, простые смертные документалисты, перед тем как приступать к письму, должны убедиться, что твердо стоим на фундаменте собранного материала».
_____

Рассказывает о записи интервью на диктофон, о добрых и злых экспертах, о расшифровках и конфликтных ситуациях с респондентами.

Именно в этой главе у меня зародилось стойкое ощущение, что книга явно не для всех, она для начинающих журналистов. Это резко резонирует с первой главой. Дальше я пойму, что так оно и есть, почти каждая глава для разной аудитории. И это совсем не похоже на 14 ступеней одной лестницы, это похоже на ступени разных лестниц.

В первой главе я так норовил примерить на себя роль писателя книг, во второй — репортера федерального издания, который добивается показаний от свидетеля происшествия.

Глава 3.

Об азах композиции.

_____
«Писать тексты — такое же ремесло, как строить дома».
_____

Я не увлекаюсь художественной литературой, поэтому об этой главе мне сказать нечего. Но если вы любите почитать художественную литературу или хотите написать повесть — это для вас.

Глава 4.

Как побороть писательский блок.

Кононов складно рассказывает историю, отсылается к примерам и плавно раскрывает проблему. Читается легко, но мне не за что ухватиться, и от этого становится неуютно. Как на волнах в море: приятно, красиво, но неустойчиво.

Ловлю себя на том, как пропускаю текст в скобках, а скобок действительно много. Из-за их количества мне показалось, что это какой-то особый прием автора.

Эту главу хорошо дополнит «Писать профессионально» Хиллари Реттиг. Она в деталях объясняет механизм появления и борьбы с писательским блоком.

Глава 5.

Николай Кононов говорит, что хуже попыток писать «литературно» может быть только «официоз» и серьезность. Пишите по-простому.

_____
«Очень важно говорить по делу. Не лить воду. Не увлекаться стилистическими красотами. Называть вещи своими именами. Воспринимать правку как часть процесса письма».
_____

Удаляйте лишние слова, оценочные суждения и другой мусор. Добавляйте детали. Но делайте это при редактуре, а не сразу. Не бойтесь писать с ошибками и «водой».

_____
«Но — повторю — это на этапе редактуры. А когда вы пишете, то старайтесь рассказывать как другу, то есть быстро перенося формулировки из головы на бумагу».
_____

Глава 6.

Автор рассказывает о главных героях рассказов: откуда брать детали, как делать героев запоминающимися, как раскрывать характер.

Теперь я чувствую себя сценаристом и слегка даже Вуди Алленом.

Полезная информация для всех, кто рассказывает истории: от журналистов до романистов.

Глава 7.

Подошли к экватору книги и окончанию рецензии.

Я думаю, что дал достаточно информации для размышлений и может быть даже для решения о покупке. В рецензии я пробежался по верхам глав и постарался вас не утомить.

Впечатления

Это хорошая книга, но она не станет настольной и не будет тем справочником, к которому обращаются в сложных писательских вопросах. Но она может стать «мастридом» для всех, кто работает в журналистике.

Эта книга для тех, кто умеет и любит анализировать информацию и находить решения в неочевидных вещах. Не давайте её тем, кто пишет текст по формулам и бездумно повторяет наставления авторитетов в писательстве. Эта книга другого порядка.

Здесь кладезь знаний, при этом есть обратная сторона, — она рассказывает и подсказывает, но не более. После прочтения книги Николай Кононов представляется мне как учитель, который своей подачей информации отсеивает талантливых учеников от бесталанных: уделяет время первым, при этом не мучает вторых. Все довольны.

Видно, что автор вкладывает в слова ощутимо больше смысла, чем уловит большинство читателей: почти каждый абзац насыщен осязаемым опытом. Яркий пример «проклятия знания». Если вы только начинаете писать или хотите начать, найдите книги с базовыми принципами чистого и лаконичного текста: научитесь избавляться от канцеляризмов и литературщины. Затем беритесь за «Автора, ножницы, бумагу».

Я почему-то уверен, что книга станет полезным дополнением к журналистским курсам Николая Кононова. Но пока что я не оценил книгу в полной мере как самодостаточное произведение.

Рекомендую всем, кто задумался о работе в медиа или написании собственной книги. Если вы начинающий журналист — почитайте обязательно.

Купить на сайте МИФа.

Как приводить наглядные примеры

Вы отправили статью в СМИ, а редактор просит добавить наглядных примеров. Объясняю на примерах, что это значит.

Слабый пример:

У нас был клиент Владимир, который не мог пройти мимо негативных комментариев о своей компании. У него часто менялось настроение, он ругался матом и кричал. Это мешало продавать, а доходы падали.

Поэтому мы разработали для Владимира стратегию поведения в соцсетях. Теперь он бережет нервы и не ссорится с клиентами.

Наглядный пример:

У нас был клиент Владимир, который не мог пройти мимо негативных комментариев о своей компании. Когда на него жаловались в фейсбуке, он ругался матом и ссорился.

Переписка выглядела так:
— Андрей: Бетон крошится. Не рекомендую этого производителя.
— Владимир: Ты бы лучше своим рабочим руки повправлял! Бетон хороший!

На ссору стягивались друзья Андрея, разгорался скандал. Владимир терял покупателей.

Поэтому мы подготовили для Владимира шаблоны вежливых ответов. Теперь он бережет нервы и не ссорится с клиентами.

В первом примере описана ситуация, во втором отыграна сценка. Сценку запомнить проще, она выделяется среди монотонного текста. Это как фреска в серой стене.

photo
Сфотографировал возле замка Любарта в Луцке, 26 марта 2017 г.

Приводить наглядные примеры просто, потому что не нужно ничего выдумывать. Перескажите ситуацию короткими предложениями, красивый слог не нужен. Если понадобится, редактор издания поправит текст, главное — чтобы пример был понятен.

Чтобы сделать пример еще нагляднее, прикрепите иллюстрацию: скрин переписки, фотографию, скан документа.

Ближе к жизни

О реалиях региональных СМИ

Тезисы из интервью с Оксаной Селантьевой, основательницей Silamedia. Оксана консультирует и обучает региональные редакции, помогает им больше зарабатывать и меньше тратить. Рассказала, с какими проблемами сталкиваются региональные СМИ и как пытаются их решать.

Полное видео смотрите в конце статьи. Другие интервью с медиаэкспертами на странице «Интернет-журналистика: адаптация к меняющейся реальности».

%d1%81%d0%bd%d0%b8%d0%bc%d0%be%d0%ba-%d1%8d%d0%ba%d1%80%d0%b0%d0%bd%d0%b0-2017-02-28-%d0%b2-22-05-36

Главные проблемы региональных СМИ

  1. Не очень хороший менеджмент.
  2. Не очень богатый региона для развития и инвестиций.
  3. Традиционное отношение «не учась новому, сделаем новый продукт».
  4. Деньги не от эффективности и популярности, а от отработки информационной поддержки кого бы там ни было.

Есть ли в регионах запрос на более качественный медиапродукт

Универсальной формулы нет, но медиа, которые рискуют и начинают делать полезное, сразу выделяются на фоне других.

Делать полезное это:

— Объяснять, что происходит.

— Подсказывать, где самое дешевое.

— Подсказывать, куда вести ребенка.

— Как сделать то и это.

То есть ответы на ежедневные вопросы жителей региона.

Типичные вопросы региональных редакций

— «Мы набрали людей, они не окупаются».

— «Мы сделали мультимедийную штуку, но она не работает».

А их рекламный отдел оказывается не в курсе об этой штуке, как они её продавать будут?

Как решают проблемы региональных СМИ

Самый грустный вопрос для СМИ — «Зачем?»

«Вы это зачем замутили? Вы чего хотите? Через два года что построите?»

И только в этот момент в редакциях начинают об этом думать.

Я в этом смысле антикризисный менеджер. Издатели меня зовут, когда уже капец. Никто не зовет, когда все хорошо.

Рыба гниет с головы. В первую очередь мы смотрим на менеджера, задаем ему вопросы. От его ответов отталкиваемся, что можно сделать с редакцией, а чего нельзя.

Медиаменеджменту мало где учат и тренируют. Есть такая традиция «У меня плохой сайт, плохо продается и непопулярный. Что нужно сделать? Нужно отправить журналистов на учебу».

Отправляют журналистов на учебу. Они там узнают, как писать заголовки и другие правильные вещи, все прекрасно. Но они возвращаются и попадают в те же условия, в которых на уровне бизнес-процессов стоят нерешенные дилеммы: писать материал в газету или на сайт? И на уровне процесса журналист пишет газетный материал, а на сайт пишет что попало.

Менеджеры очень редко хотят учиться. Мы проводим тренинги. Менеджеры засылают табун журналистов на тренинг, а сами говорят «А можно мы с вами вечерком встретимся и поговорим?»

Здесь психологическая проблема. Менеджеры готовы учиться и общаться индивидуально, но в кругу коллег боятся показать, что они чего-то не знают.

О ближайших перспективах 

В регионах есть два вектора.

  1. С одной стороны некоторые издатели ищут людей, которые умеют работать с соцсетями.
  2. С другой стороны есть администраторы пабликов, которые набрали свои 58 тыс. подписчиков, и задались вопросом «И что?»

В этом смысле оба решают приблизительно одинаковую проблему. Иногда им удается запартнериться: контентом, рекламой, совместными проектами.

Кажется, что молодежь активнее начнет задаваться вопросом, как воспользоваться ресурсом соцсетей и на этом заработать. Они быстрее придут на менеджерские курсы и научатся зарабатывать.

Большой профессиональный и жизненный опыт тормозит людей от обучения. А развитие зависит от скорости приобретения навыков.

Скорость и быстрота реакции победит «важность» и большие должности в классических изданиях.

Информационная отрасль не умрет, но это не гарантирует каждому изданию и инфоканалу, что именно он не умрет. Функциональность редактора не умрет: отбора и переупаковки контента, — но это не дает гарантии условному редактору Елене Владимировне, что она со своей газетой «Рабочий» останется востребованной.

Возможности для региональных СМИ

У жителей регионов возникает огромная куча вопросов, на которые они не находят ответов в СМИ.

На мозговом штурме редакция генерирует сотни вопросов, которые волнуют человека в конкретный период жизни: родился ребенок, пошел в школу и так далее. Это такое понимание, чем живет обычный обыватель, а не какой нибудь хипстер.

Вектор СМИ — отвечать на эти вопросы и приносить людям пользу. А читатели будут приносить деньги.

Сгенерировали с редакцией сто вопросов, а теперь гуглим.

Поисковой запрос «Где бесплатно ребенку на лыжах в Перми», — в выдаче пустота, зато 12 новостей о том, что МЧС почесало пузико своему вертолетику.

Кому это надо? У меня ребенок пошел в детский сад, мне нужно питание, безопасность, развитие, как приструнить воспитателя и вот это всё. На эти вопросы нет ответов.

Отвечать на локальные вопросы должны локальные медиа, а не федеральные. Федеральные медиа могут написать о рецепте или о здоровье, но они не знают что и где находится в регионах.

У локальных изданий есть для этого ресурсы, и рекламодатели на это пойдут. Но региональные СМИ боятся, потому что никто такого не делает.

Региональные издания берут пример с федеральных. А федеральные СМИ делают такое, что региональным не подходит. Региональным СМИ часто не нужны журналисты «рюкзачники» и необычные нововведения.

Как решаются проблемы в редакциях

Сначала перебороть менеджера. Убедить сделать новое или по-другому.

Затем перебороть программистов. Для этого нужно иметь айтишный опыт.

Журналистские проблемы на этом фоне уже проблемы восемнадцатые.

Сначала в редакции решаются проблемы с бизнес-процессами, затем вопрос выстраивания взаимоотношений, затем рекламный отдел и так далее.

А в обучении наоборот: от самых мелких проблем к крупным.

О деньгах

Сейчас так:

  1. Холдинговый принцип, когда газета зарабатывает, а интернет это черная дыра.
  2. Баннерка.
  3. Спецпроекты, но их мало кто умеет делать.

Удивительно, что в регионах умеют делать хорошие развороты в газете, — это ведь спецпроект. Собрали, упаковали, продали. Но сделать такое же в интернете не могут.

  1. Гранты от «всея Руси чего-нибудь». Деньги правительства.

Об уровне журналистов

С журналистами, которые сейчас есть, хороший редактор сделает отличный продукт.

Журналисты в регионах знают ньюсмейкеров, у них наработанные связи и есть номера телефонов нужных людей. Знают, откуда брать информацию.

Но эта компетенция невостребованна из-за устоявшихся процессов в редакции, — разгребания и переписывания пресс-релизов.

С утра до двенадцати фигачат замену глаголов. Это снижает мотивацию и не заставляет думать.

Интервью полностью:

Как The Economist привлекает платящих читателей из соцсетей

Издание The Economist зарабатывает на подписке: статьи читают те, кто заплатил.

На сайте Digiday рассказали, как The Economist привлекает платящих читателей из соцсетей.

Доходы печатной версии издания падают, а от интернет-рекламы перестали расти, поэтому The Economist фокусируется на платной подписке.

У издания понятная цель в соцсетях: охватить как можно больше читателей, понемногу давать им платный контент бесплатно, и так подвести их к оформлению подписки.

За год количество фолловеров издания в соцсетях выросло на 25%, до 44 миллионов, если учесть все площадки: в основном в Фейсбуке, Триттере, Снепчате и Линкедине. Всплески роста подписчиков были после Брекзита и победы Трампа на президентских выборах.

В прошлом году количество платных подписок на The Economist в сети выросло на 14%, от 303 500 до 345 500 тысяч. (С учетом печатной версии общее количество подписчиков издания — 1,5 млн.)

«Мы постоянно обсуждаем, сколько контента отдавать бесплатно, — говорит Майкл Брант, директор по маркетингу издания. — Если будем слишком щедры, то платная подписка потеряет смысл. Хотя мы так не считаем: мы щедры и распространяем контент на многих платформах, чтобы помочь читателям приобщиться к нам».

Без подписки на The Economist доступно три статьи в неделю. С соцсетями работает команда из десяти человек: они не только публикуют ссылки на статьи, но и готовят отдельные посты именно для соцсетей.

02
Такие посты готовят специально для фейсбука

В The Economist посчитали, что в среднем читатель из соцсетей оформляет платную подписку в течение девяти недель. Сначала издание публикует вовлекающую статью, такую как How to make sense of 2016, затем «догоняет» прочитавших похожими статьями, уже после этого предлагает оформить подписку.

03
Рекламный пост, предлагают оформить подписку со скидкой

О спецпроектах

Чтобы привлечь внимание выпускников университетов, в The Economist запустили спецпроект. Открыли сайт content hub о том, как меняются условия работы под влиянием технологий. В течение шести недель на него привлекали читателей из соцсетей. Редакция отслеживала, какие статьи привлекают больше внимания, чтобы дополнительно продвигать их рекламой. Статьи бесплатны, но в определенный момент они блокируются, и продолжить чтение можно только оставив имейл.

subscr
Хотите читать? Оставьте имейл

Тех, кто читал статьи, издание «догоняло» ретаргетингом и предлагало оформить подписку.

Об экономике подписки

«Замедление роста числа подписчиков не удивляет», — говорит Томас Кальдекот, медиааналитик Enders Analysis. Причина не столько в продукте, сколько в экономике. Еще есть задел среди подписчиков печатных версий изданий, которые перейдут на цифровую подписку, но таких становится все меньше. По мнению The Economist, у издания 76 млн потенциальных подписчиков по всему миру. Но привлечение каждого нового подписчика становится все дороже и занимает больше времени.

«Конвертирование пользователей Фейсбука в платящих подписчиков экономически выгодно и масштабируемо, — рассказывает Брант. — Это мягкие продажи, потому что это уже вовлеченные читатели. Им можно предложить платную подписку».

Издание снизило стоимость привлечения подписчиков в два раза. Сейчас стоимость привлечения подписчика «очень мала, всего пару десятков фунтов», а годовая подписка стоит 179 £. «Жизненный цикл подписчиков долгий. Пришедшие по такой воронке читатели очень лояльны, чтение The Economist для них становится привычкой».

The Economist не рассказывает, сколько подписчиков теряет издание. Но среди читателей с двухгодичной подпиской, уровень оттока — единицы.

«Это хорошая практика — отдавать часть контента бесплатно, это помогает показывать рекламу и привлекать новых читателей, — говорит Кальдекот. — Но это до тех пор, пока статьи качественные. The Economist публикует качественные материалы, поэтому оно в хорошем положении».

«Сначала нужно научиться понимать прочитанное, потом научиться внятно писать», — Николай Кононов о документальной прозе

Николай Кононов, главный реактор «Секрета фирмы», ответил на вопросы Сергея Паранько и Ольги Сидоровой из Mail.ru Group о медиа и документальной прозе.

Если у вас есть пятьдесят минут времени, смотрите видео. А если нет, то выжал для вас главное.

%d1%81%d0%bd%d0%b8%d0%bc%d0%be%d0%ba-%d1%8d%d0%ba%d1%80%d0%b0%d0%bd%d0%b0-2017-01-02-%d0%b2-22-29-38

Что делать медиа, чтобы его читали

1. Найти единую интонацию разговора. Единый голос для всего вещания.

Нельзя сначала говорить «Здравствуйте, с вами новостное вещание „Секрета фирмы“», а потом «Хей, с вами очередной лонгрид и колонка Сергея Белоусова». Вот этой всей хрени не должно быть.

Должна быть единая интонация: уместная, деликатная, при этом яркая и живая. Чтобы читатели сразу узнавали издание. Единый голос складывается не только из статей, но и визуального ряда, из правильно сформулированных заголовков.

Смысл еще в том, что такой разговор не должен прекращаться и должен быть интересным.

2. Нужно подбирать интересные истории и рассказывать их сообразно содержанию.

Если есть безумно идиотская странная цифра, не нужно про нее сочинять текст, — эту цифру нужно просто внятно показать.

Какой смысл писать огромный материал о том, как религии распространялись по миру, если можно сделать интерактивную инфографику с картой и бегунком.

Формат должен соответствовать истории и жанру.

Об интонации издания

Не имеет смысла транслировать читателю мировоззрение издания, потому что у читателей свое мировозрение, — разный уровень образования и понимания событий. Три разных читателя видят одну и ту же историю с трех разных сторон. Они видят по-разному не только выводы статьи, но даже её содержание.

Нам кажется, что мы сообщаем факты: случилось первое и второе, и это произошло вот поэтому. А на самом деле человек вычитывает, что случилось вообще третье, и случилось оно нипочему. Это нормальная ситуация.

Пытаться транслировать всем людям одну идею, — бессмысленное дело, потому что у читателя собственное мировоззрение.

Но у издания должна быть собственная позиция и эмоция. И ее нужно сообщать.

О приоритете творчества над технологиями

Не так важно, как будет выглядеть издание через два года с технической точки зрения, потому что это можно доделать. Новые форматы появляются и нужно проверять их эффективность, — это происходит не за десять секунд, а за десять месяцев.

Мы запускались очень быстро. Сначала были печатным изданием, а сайт запустили за два месяца. Многое не сделали сразу, поэтому доделываем, — например, Инстант-артиклс от Фейсбука.

Сильнее волнует то, в каких жанрах рассказывать истории, сможет ли редакция в нынешнем виде создавать классные истории в будущем. Волнует не столько техническая часть, сколько творческая — производственная.

Что должно произойти, чтобы документальная проза развивалась

  1. В идеале за несколько лет должна нарасти школа людей, которые умеют рассказывать истории в документальной журналистике.
  1. Журналисты должны быть более свободными в жанре. Это невозможно насадить сверху: сказать «твори и импровизируй».

Предпосылки к этому идеалу есть, потому что для документального журналиста чем хуже — тем лучше. Чем более адские эксперименты происходят в социальном поле, тем больше для журналиста материала для работы. Автор попадает в точку экстремума и это ему на пользу.

Для автора это возможность натренировать мышцу документального журналиста.

О дефиците журналистов

Ощутимо не хватает журналистов, которые умеют копать и анализировать информацию.

Пример с Алеппо: со всех сторон посыпались разные фактоиды и нафотошопленная фигня. А выпускник факультета журналистики не способен сделать анализ и не готов ответить за рассказ, что там на самом деле происходит.

Об объяснительной журналистике

Нужно ли ограничиваться трансляцией фактов или существует запрос на толкование и анализ?

Сумма узнанных фактов всегда должна перевешивать, что журналист знал раньше. Можно рассказать что угодно основываясь на предубеждении, но ответить за это нельзя.

Журналист может дать стейтмент того, что случилось. Но это должно конвертироваться в жанр: репортаж, колонку, очерк.

О жанрах публикаций

Жанры остаются в прошлом, — есть рассказчик, который должен рассказать то, что зацепит.

Не должно быть задачи вида «Напиши колонку». Нужно рассказать историю. Есть заголовок, и автор должен рассказать то, что соответствует заголовку. Не важно, очерком это называется или диалогом.

%d1%81%d0%bd%d0%b8%d0%bc%d0%be%d0%ba-%d1%8d%d0%ba%d1%80%d0%b0%d0%bd%d0%b0-2017-01-02-%d0%b2-21-55-54
Главная страница «Серкета фирмы»

О требованиях к современному тексту

Текст стал более динамичным, ярким и экономным. Но кажется, что это вечное требование и раньше было так же. Если вспомним классику, например, «Занимательную Грецию» Михаила Гаспарова и другие хорошие книги и рассказы.

Соблюдается набор качеств:

— Нельзя быть назойливым и докучать читателю.

— Нельзя рассказывать лишнее и неважное.

— Нужно держать внимание с первой секунды: с самого начала объяснить, почему вот именно это дико любопытно.

Писать экономно, ярко, говорить по делу, не подменять странными оборотами то, что случилось на самом деле. Все это создает ощущение хорошего вкуса и читатель чувствует, что не зря тратит тут время.

И еще вечный принцип «Показывай — не пиши».

Об исследовательской части работы

Автор должен уметь раскапывать историю. Для этого важно искреннее любопытство.

Сейчас исследовательская часть стала намного проще, — больше доступной информации.

Хорошо погуглив, можно проанализировать семь разных кусочков информации и сделать анализ за короткое время.

Читатель должен ощущать, что для него поработали, — стоптали семь пар железных сапог.

Об экспериментах с форматами

Мы за хороший текст, потому что он дешевле производства видео.

Экономическая эффективность подкастов пока непонятна.

Стараемся экспериментировать, это нормальный процесс. Эксперименты ограниченны здравым смыслом и ресурсом редакции.

Когда мы делали статью о гаражах, запустили дрон, чтобы поснимать. Но приехали менты и сказали это все убирать. Ребят не арестовали, но снимать не дали.

Не надо недооценивать тексты, они не теряют силы. Чтение будит воображение, и это никуда не девается, а еще они дешевы в производстве.

Каким должен быть журналист

Часто бывает, что автор не до конца понял, что он обнаружил в исследовании, — неправильно интерпретирует информацию.

Еще бывают редакторы, которые не умеют понимать прочитанное. Сначала нужно научиться понимать прочитанное, потом научиться внятно писать.

Мы ищем документалистов в прямом смысле. К нам пытались попасть люди, которые озабоченны литературой. У них свои сны и они пытаются конвертировать их в некие истории. Мы про другое, мы документалисты. Реально случившиеся истории дико крутые, и ничего придумывать не надо. Они гораздо более выразительные, странные и клевые, чем то, что придумывают себе литераторы.

О нативной рекламе

В «Секрете фирмы» есть партнерские материалы. Их пишут сторонние авторы, потому что у издания небольшая редакция. Но редактор издания проверяет каждую партнерскую статью на этапе постановки задачи и перед публикацией.

О том, как посетители «Секрета фирмы» читают издание

  1. Зашел, прочитал, ушел. Потом вернулся на другой материал.
  2. Когда человек зашел почитать статьи на выходных. Это очень заметно.

О доставке контента

Есть отдельная специальность медиадистрибьютор, — он думает о стратегии доставки контента.

Важно не просто доставить контент, но достучаться и оправдать надежду, и оставить «закладку» в мозге. Важно настроить конвейер — непрерывно делать и доставлять правильный контент читателю.

Видео: